Баня на Чукотке

В 1985 году мне посчастливилось поработать один сезон в геологической партии на Чукотке. Поехали на место будущего лагеря мы втроём: местный геотехник Василий, разнорабочий Вовчик с Украины и я, сезонный промывальщик из Питера. Заброска на место делалась в самом конце апреля трёх-осным грузовиком Урал и трактором Кировец с прицепом. Ехали сначала по льду Чаунской губы, затем по зимнику до золотого прииска Бараниха (был закрыт в 1990г как нерентабельный), и, наконец, спускались по льду реки Раучуа до притока Мырговам. Дважды Урал проваливался под лёд неглубокой реки. Тогда Кировец отсоединял прицеп с углем и выдергивал грузовик на лёд снова. Весь тяжкий путь от Певека составлял 260 вёрст по бездорожью и занял у нас в итоге два дня.

На тундре был ещё снег. Нашей задачей было расчистить площадки и поставить палаточный лагерь, склад и баню для будущей Мырговамской геологической партии. Лагерь должен был простоять на этом месте три сезона. Домики—палатки делались по отработанной геологами технологии. Снимали дёрн и ставили каркас из тонкого бруса. Снизу тонкими рейками прибивалась палатка. Потом вторая палатка натягивалась на брус поверху. А наружная ткань сверху покрывалась рубероидом. Из бруса делалась дверь на петлях, тоже обтянутая в три слоя. Такое палаточное сооружение не имело растяжек и хорошо выдерживало ветер и дождь. А при условии, что уголь в печке горит постоянно, то в таком балке можно было остаться и на зимовку. Главным условием выживания была печь. Все угольные печи варили из 200 литровых бочек. В качестве колосника наваривалась поперёк бочки бетонная арматура. Проём закрывался примитивной дверцей на петлях. Может возникнуть вопрос: а почему уголь? Ответ очень простой: нет там деревьев.



Так за четыре дня мы поставили восемь балков и одну большую армейскую палатку для склада. Настало время завершить наш «Мырговамстрой» вишенкой на торте: баней. Собрали мы её за 5 часов следующим образом. Разровняли грунт на берегу реки и установили на камнях банную печь, сделанную из двух приваренных друг к другу бочек. Нижняя была топкой, а верхняя бочка была поделена перегородкой на две секции. В ближней к дверце секции был бак для воды с краном. Вторая секция была каменкой. Потом сколотили вокруг печки каркас, обтянув его двумя палатками и покрыв рубероидом. Внутри из досок смастерили две лавки — повыше, чтобы париться и пониже, чтобы мыться. В качестве дымохода использовалась обычная буровая труба длиной около 4 метров. Труба выводилась сквозь лист железа, заменявший проём в ткани. Весила труба прилично и был риск, что она своим весом продавит раскалённый металл печки. Поэтому выходное отверстие на печке усиливалось швеллером. Изучая эту самоделку, я прикидывал, какие позы из Кама-Сутры использовал сварщик со своим аппаратом в производственном процессе, невольно испытывая уважение и благодарность.

Каменку мы заложили камнями магматического происхождения размером с кулак, найденными на речке. Благо техник Василий имел среднее геологическое образование и знал, как выбрать нужное. Когда всё было готово, нам захотелось тут же испытать наше детище. С последнего душа прошло уже две недели, тело просило бани. Я растопил печку и после шуровал и подкидывал смоченной водой уголь каждый час. Мокрый уголь слипался лепёшками и горел жарче. Топил печку я шесть часов кряду, после чего брызнув на камни, убедился, что баня готова. Вода в баке закипела, но перед процедурой я слил кипяток, залив в бак холодную воду, дабы не портить тяжелым паром парилку.



На Чукотке в мае царил полярный день, поэтому спешить было некуда. Солнце лениво клонилось к горизонту, но, как будто раздумав, оттолкнувшись от земли, как невесомый шар, взлетало снова. Места в бане троим хватало. Веников не было, но пар неплохо держался внутри палатки и его было более чем достаточно. Мы парились, купались в ледяном ручье и снова бежали париться. Нас окружала бескрайняя и безлюдная чукотская тундра. Кружилась голова и тело ликовало, будто родившись заново . Так, полевая баня, построенная, прогретая и испытанная в течение одного единственного дня на Чукотке, стала уникальным и счастливым опытом моей жизни.